Друзья и Коллеги! Сегодня в наше непростое время очень просто замарать Честь и Достоинство Художника, Искусствоведа и Творца!

Давайте поддержим Ларису Николаевну Кириллову.

Друзья и коллеги, прошу внимания. Это важно.
Хотела написать раньше, но из-за известных печальных событий было не до того. (Предупреждаю - букв будет много, но по делу).
Все мы помним историю про Л. Н. Кириллову, художника и академика живописи, бывшего директора СХШ при Институте Репина, которую судили за растрату, совершенную другими людьми. Так вот эта история еще не окончена! Прошлым летом приговор был не утвержден, дело вернули в суд. Рассмотрение в суде будет 12 апреля, после этого через неделю последнее слово и приговор.
Ученики и коллеги Ларисы Николаевны, ей очень нужна ваша поддержка!
К сожалению, до сих пор – 3 года! – 73-х летняя женщина находится под домашним арестом, и ей запрещено любое прямое общение. Но через дочь Екатерину она просила передать всем, кто не остался равнодушным: «За поддержку благодарю всех и буду благодарить всю оставшуюся жизнь. Если бы не мои дети и не эта поддержка – не знаю, что бы со мной было».

 

Напоминаю суть проблемы.
Предыстория: с чего всё начиналось:
http://www.spb.kp.ru/daily/26241.7/3122295/
Приговор Л. Н. Кирилловой был вынесен 12 мая 2016 г.
http://www.rosbalt.ru/piter/2016/05/12/1513849.html
https://vecherka-spb.ru/2016/05/13/larisa-kirillova-g..

Несмотря на давление со стороны общественного мнения и широкую огласку в прессе, приговор был обвинительным, но срок в 5 лет колонии был заменен на условный в связи с учетом заслуг, возраста и состояния здоровья Ларисы Николаевны (+ штраф 200 тыс. руб.)

21 июля 2016 г. Городским судом СПб приговор был отменен в связи с нарушением уголовно-процессуального закона на основании ст.ст. 61,63 УПК РФ. Статья гласит, что повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела не допускается, в целях исключения сомнений в обоснованности принятого решения.
Выносивший приговор судья А. П. Ковин также вел дело А. Узуна, главы управления капитального строительства РАХ и совладельца компании «Узакон-строй», которой доставались все подряды по ремонту и строительству в Академии и ее структурах, в т.ч. подчиненной Академии СХШ.
Изначально дело было одно, и вел его Ковин, потом дела Узуна и Кирилловой разделили. По первому было вынесено обвинительное решение (и Узун уже год как на свободе), второе передали другой судье (Лыковой), оно тянулось до весны 2016 г., причем на финальной стадии вынесение приговора передали тому же Ковину. Хотя приговор Узуну был вынесен двумя годами ранее, именно этот обстоятельство стало решающим.

Дело было направлено в тот же Василеостровский районный суд на новое разбирательство в ином составе суда со стадии судебного разбирательства (простите за казенную тавтологию). Это означает, что всё, что было проделано в суде до этого – отменилось и всё началось заново.

Новое слушание началось 1 сентября 2016 г. судьей Е. В. Леоновой
Предыдущим судьей все факты и доводы защиты игнорировались, в том числе выводы экспертизы контракта, которая проводилась кафедрой гражданского и трудового права Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Новый состав суда привлек и выслушал двух новых экспертов по вопросам строительного законодательства.
Также был осуществлен телемост с Москвой, где вопросы были заданы начальнику Правового управления РАХ Лужиной А.Н.(готовившей документы по тендеру, которую выиграла компания Узуна) и бывшему главному бухгалтеру РАХ Пахомовой. На суд произвёл впечатление ответ Лужиной, что «формально» обязанности по техническому надзору и приемке работ лежали на Академии, а не на директоре школы.
Также во время телемоста гл. бухгалтер РАХ Пахомова высказала свое – и не только свое – мнение, что Кириллову просто «подставили».

Напомню, что одним из решающих факторов для обвинения было то, что, по словам З. К. Церетели (язык не поворачивается сказать «допрошенного» - скорее, побеседовавшего со следователем в Москве), президент РАХ подписывал бумаги ПОСЛЕ того, как там уже стояла подпись Кирилловой. Со слов Л. Н. ситуация обратная – как она могла не подписать бумаги, если там уже стояла подпись ее начальства? Кроме того, Л. Н. неоднократно отсылала руководству РАХ и лично Церетели официальные письма, в которых выражала сильную обеспокоенность всей этой ситуацией. По счастью, все письма она официально регистрировала. Результатом никогда не были официальные ответы по существу, но в школу сразу приезжал Узун и успокаивал на словах, что, дескать, всё в порядке, всё согласовано, трудности временные, строительство идет как надо.

Характеристики и ходатайства со стороны СХ РФ, СПб отделения СХ РФ, Института им. И. Е. Репина, Президиума РАХ были направлены суду еще на предыдущем этапе и были зачитаны теперь в ходе рассмотрения дела. Новых ходатайств не было, но поддержка моральная, как утверждает Л. Н. Кириллова, все же есть.

Кстати, возникла свежая и малоприятная новость от РАХ: адвокат, представляющий руководство Академии в суде, заявил, что Академия будет подавать в гражданский суд на солидарный иск, а это значит, что выведенные на подставные фирмы компанией Узуна миллионы будут повешены и на Л. Н. Кириллову.
И, при том, что следствие – официально! – не нашло у Ларисы Николаевны никаких вообще исчезнувших денег и даже их следов, Академия будет требовать с нее лично компенсации. Со своего же академика, члена-корреспондента АХ СССР, действительного члена Российской академии художеств, 73-х летней женщины-художника.

Кстати, по версии суда, знаете, за какую сумасшедшую выгоду Л.Н. подписывала бумаги? Вы будете смеяться. «Выгода состояла в том, чтоб сохранить за собой место директора школы и причитающуюся зарплату». При растрате в 117 миллионов! Исчезнувших – и не найденных следствием! – на счетах подставных фирм, зарегистрированных тем же А. Узузном.
Тех, кто считает, что это место – синекура, смею уверить, что это не так. Л.Н. билась все эти годы за своих учеников и – главное – за сохранение школы академического искусства, академического рисования в России, буквально до предела сил. Все, кто ее знал, помнят, как она искренне переживала за СХШ, сколько эмоций и резервов души вкладывала в свое дело, сколько она работала, чтоб отстоять школу от постоянных попыток «причесать под единые стандарты». А ведь при этом она еще и успевала работать как художник, живописец.

Вины в предъявленных обвинениях Л. Н. Кириллова не признает, хотя следствие предлагало ей сотрудничество – быстренько признать, что украла деньги, и за это всё скостят, как Узуну, которого судили за существенно бОльшую сумму по ряду прецедентов, и который почти сразу вышел на свободу.
Кириллова готова признать – и признает своей виной – только халатность, основанную на излишнем доверии руководству РАХ.
В краже, которой не совершала, Лариса Николаевна признаваться отказывается, так как считает, что ее честное имя - это единственное, за что стоит бороться до последнего, чего бы это ни стоило.

Такие вот дела.
Напомню также, что Лариса Николаевна Кириллова - Заслуженный художник РСФСР (1987), член-корреспондент АХ СССР (1988), действительный член Российской Академии художеств, действительный член Петровской Академии наук и искусств, член Санкт-Петербургского Союза художников.
С 1973 г. преподавала живопись в СХШ им. Б. В. Иогансона при Институте им. И. Е. Репина, с 1988 и до 2014 была бессменным директором СХШ, впоследствии сменившей название на Санкт-Петербургский государственный академический художественный лицей.
Произведения Л. Н. Кирилловой находятся в Третьяковской галерее и Русском музее.

С 2014 года находится под домашним арестом. Несмотря на многократные просьбы адвоката об изменении меры пресечения, следствие сочло ее опасным преступником.
Знаете, что это значит? Все эти годы она носит браслет на ноге, не имеет права ни с кем, кроме родных, разговаривать, созваниваться, переписываться, посылать корреспонденцию, пользоваться интернетом. До осени прошлого года она имела право выходить в день на 1 час. Сейчас ей дали послабление и разрешили прогулки на 3 часа.
Естественно, работать в своей мастерской – даже если было бы желание – она тоже не имеет права.
При этом и так не сильно крепкое здоровье этой хрупкой 73-х летней женщины за эти годы сильно пошатнулось. У нее хронические заболевания позвоночника и желудка, требующие лечения и поддерживающей терапии, которую в этих обстоятельствах позволить себе нельзя.

Давайте для контраста вспомним другую историю с домашним арестом, когда обвиняемая посещала бутики и снимала клипы на дому? Обвинения там была намного серьезнее, а чем всё закончилось?..

Напоследок скажу, что прошлым летом знаменитый автопортрет Кирилловой экспонировался в Русском музее на выставке русского портрета, в то время, когда его автор продолжала третий год находиться под домашним арестом.

Дорогие друзья, коллеги и все хорошие неравнодушные люди!
Лариса Николаевна и ее семья очень устали за последние 3 года, и, хотя очень хотят надеяться, не верят в перемены к лучшему.
Но верить хочется. Если не в объективность суда, если не в человечность чиновников, то хотя бы в людей – в нас с вами.
Один раз нам удалось привлечь внимание общества, собраться и выразить свое мнение. Давайте не оставим Ларису Николаевну и поддержим ее сейчас в этой нелегкой ситуации.
Многие из нас ей обязаны школой художественного воспитания, а теперь еще - и школой личной порядочности и сохранения достоинства в любых обстоятельствах.

Прошу всех, кто может, поддержать перепостом, а тех, кто может придти в суд – придти и поддержать там Ларису Николаевну.
Также прошу поддержки у прессы, хотя понимаю, что сейчас это далеко не главный новостной повод. Но огласка очень нужна.

Василеостровский районный суд,
В.О. Средний пр., 55 (возле 13 линии)
Ближайшее, последнее заседание – 12 апреля в 12.30.
На нем будет объявлена дата вынесения приговора, ориентировочно – 19 апреля.