Живописные образы Лады-Марии Кушаковой – результат непрестанного духовного поиска.

l_m_kushakova_avtoportret.jpg Поиска тревожного и драматичного, постоянно ставящего вопросы и перед зрителем, и перед самим автором, но не требующего точного, единственно верного ответа… Сам путь художника в искусстве нашего города часто соприкасался с путями и перепутьями развития послевоенной культуры. Образование художника-монументалиста, полученное в ЛВХПУ имени В.И.Мухиной, позволило, в том числе, усвоить пластические принципы, положенные в основу большинства станковых полотен, выполненных Кушаковой в 1970-80-е годы. Условность цветового и композиционного строя картины при сохранении ее прочной конструктивной основы как действенное средство образного обобщения станет важной отличительной чертой ее манеры, узнаваемого стиля.

Этот прием находил особое преломление в определенном жанре, позволяя в зависимости от образной задачи создавать образ одновременно возвышенный и камерный, связанный с глубоко индивидуальными размышлениями и переживаниями. Картина «Память. Автопортрет с мамой» созвучна работам Петрова-Водкина, где осязаемым, зримым может стать образ-воспоминание, запечатлевшийся вначале в памяти, а затем – и на поверхности холста. Несомненно, Кушаковой близка сама религиозная основа творческого мышления этого великого мастера.

 

Эта основа обнаруживает себя не столько на уровне сюжета, мотива, сколько в трагической и просветлённой одухотворенности формы, восходящей к языку древнерусских икон и фресок. Понимание процесса творчества как сложного пути, имеющего масштабное нравственное измерение – лейтмотив и других ее автопортретов («На мансарде», «В мастерской»). Здесь возникает мотив взаимодействия пространства духовного мира художника и пространства реального, зримого, в котором и происходит таинство творчества. Иную, декоративно-праздничную грань творчества Кушаковой раскрывают работы «Народные промыслы», «Подсолнухи», «Натюрморт календулы», «Русская музыка». Привычный предметный мир, кажется, увиден и открыт здесь заново, в своих лапидарных, весомых формах, в излюбленных народными мастерами открытых, звонких, декоративных цветовых сочетаниях.

Совершенно особую страницу в творчестве Кушаковой составляют полотна конца 1980-х годов. Они обращены к самым острым и значимым для той противоречивой эпохи событиям и процессам. Здесь удивительным образом сплетались далекое и недавнее прошлое, нынешний день и будущее России. Это трагедийный триптих, буквально взывающий к памяти о жертвах массовых репрессий тридцатых, где лица невинно осужденных подобны ликам героев филоновских полотен-прозрений, написанных в канун Первой мировой войны. Но практически одновременно с этим живописным реквиемом возникают образы храмов и заступников Святой Руси, тысячелетие которой отмечалось в один из поворотных моментов нашей истории. Эти полотна, наполненные светом духовным и зримым, явленным в праздничном горении или неярком мерцании красок – подлинный нравственный завет художника, обращенный к соотечественникам, к каждому зрителю, способному размышлять и сопереживать. 

Руслан Бахтияров
Кандидат искусствоведения, член Союза художников России